Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  «У нас здоровое ксенофобское общество» «

«У нас здоровое ксенофобское общество»


На интернет-конференции с господином Путиным первая половина горячей десятки вопросов выглядела так:
1. Собирается ли Российская Федерация использовать для обороны своих рубежей огромных боевых человекоподобных роботов? (Более 21 тысячи пользователей.)
2. ПРЕВЕД, Владимир Владимирович! Как вы относитесь к МЕДВЕДУ? (Более 20 тысяч.)
3. Скажите, чем был продиктован ваш поступок – поцелуй мальчика Никиты в живот? (Более 16 тысяч.)
4. Как вы относитесь к пробуждению Ктулху? (Более 14 тысяч.)
5. Когда закончится дискриминация русских?! (Около 9 тысяч.)
Заметьте, первые четыре вопроса вызывают улыбку. Они из глубины виртуального и удивительно веселого сознания, но территория Интернета давно уже обжита и людьми, не имеющими никакого понятия о «медведах». Кто «медвед» по нации – вот в чем для них главный вопрос. Их поселения – сайты ненависти – оказались настолько велики, что даже квартирный вопрос, который, по мнению Воланда, испортил людей, оказался в этой довольно-таки представительной конференции (всего президенту было задано 140 тысяч вопросов) с меньшим рейтингом. Это все температура. Ее измерили, и что? Антибиотик: «…Любые крайние проявления, любой выход за рамки действующего законодательства будет преследоваться в уголовном порядке…» – сказал на конференции президент Путин. Это поможет?
– Да, – убежден известный психолог, заведующий кафедрой психологии личности МГУ Александр Асмолов. – У нас удивительно внушаемое сознание, и чем больше власти будут говорить о таких вещах, тем больше причин полагать, что ситуация с ксенофобией не будет достигать таких чудовищных размеров, в каких она пребывает сегодня. Но таких заявлений властей очень мало, зачастую мы наблюдаем в реальности совсем другое.
– Девять тысяч вопросов, заданных президенту по национальной теме, можно прочитать, они выложены на «Яндексе». Это очень разные вопросы, но лейтмотив такой: когда на улицах России не будет наконец азиатов, кавказцев, когда евреи уйдут из властных структур? Они угнетают, дискриминируют титульную нацию… Это достаточно большое количество копцевых, мысленно размахивающих ножом в синагоге, и террористов, которые недавно заложили взрывное устройство в мечети подмосковной Яхромы. Это все, согласитесь, тяжелый синдром…
– Это не синдром, это – симптом. А синдром – он в Думе у нас сидит, в телевизоре, в целом ряде печатных и электронных СМИ. Здесь может психология выступить в качестве уникального инструмента анализа массового сознания. По сути дела, мы не понимаем, что грамотное использование психологии приводит к тому, что блистательный гуманист и психолог Эрих Фромм называл психологическим рентгеном. Если взглянуть на ситуацию через призму психологического рентгена, придется четко разделить две линии – мотивы и мотивировки. Что такое мотивировка? Мотивировка – это защитный механизм, высказывание, объясняющее якобы мотивы поведения таким образом, чтобы оно устраивало разные социальные, прежде всего референтные, группы. Это тем самым ответ на ожидание массового сознания, разных его пластов. Иное дело мотив – мы сегодня можем увидеть себя в океане мотивировок при полностью закрытых мотивах. Один за другим идут судебные процессы по преступлениям, совершенным на почве национальной ненависти, где на первый план выдвигается все что угодно: хулиганство, покушение на убийство – все, но только не мотив. Только бы не взглянуть в глубинные мотивы массового сознания, а именно: не увидеть, что Россия поражена тяжелейшей идеологической болезнью, которая более тяжела, чем водородная бомба ХХ века. Имя этой болезни – ксенофобия. Мы приговариваем ксенофобию, часто упоминаем ее в политических выступлениях. Но как только реально сталкиваемся с ней, прячемся, начинаем заниматься страусиной политикой. А тем самым мы взращиваем ее, подменяя анализ огромного количества деяний, за которыми стоит ксенофобская мотивация, ложью.
– Есть контрдовод: чем больше вы говорите о разжигании национальной розни, тем больше вы ее разжигаете.
– Замалчиванием мы невольно или вольно – это уже особый вопрос – санкционируем ксенофобское поведение. Поэтому приговор Копцеву, в котором не присутствуют подлинные мотивы поведения, а есть только мотивировки, за которыми спрятаться легко, – это по большому счету одобрение ксенофобии в России. И это по большому счету провокация и подстрекательство к ксенофобским действиям. Это превращение суда, который дает такой приговор, из органа, анализирующего преступление и применяющего те или иные санкции, в орган, одобряющий экстремизм в стране. Я считаю, что сокрытие подлинных мотивов преступления приводит к росту подобных преступлений. Даже без специальной психологической экспертизы, по тональности, по стилистике разговоров того же Копцева в суде мы четко видим то, что в психологической науке имеет название «моральный монстр». Перед нами моральный монстр ксенофобского типа.
– Я не психолог, но я внутренне не могу согласиться с таким определением. Парень, на мой взгляд, скорее уж зомби…
– Монстр формы зомби – вполне нормальное определение. По сути – монстр, но не это сейчас важно, гораздо важнее понять, почему мы не обращаем внимания на то, что приводит к появлению такого феномена.
К нему, как я уже говорил, приводит расширенная ксенофобская пропаганда в прессе. Ситуация в Думе: когда обсуждается Холокост, вся группа Жириновского не встает, а считает, что это обсуждение не имеет смысла. К феномену приводит оставленное без внимания письмо ксенофобской группы депутатов во главе с Крутовым – вы помните их попытку запрета еврейских организаций. Поэтому я считаю и заявляю, что все эти действия явно или неявно двигали ножом Копцева, пером участников интернет-конференции, пультом взрывного устройства ксенофобов в Яхроме. Я обвиняю Крутова в пособничестве убийству и разрушениям. Под судом должны сидеть крутовы, авторы таких телепередач, как «Русский дом», и других, которые являются яркими представителями разжигания национальной розни. Копцев и другие исполнители – зомбированное орудие их действий. Поэтому мы, прячась от мотива ксенофобии, тем самым говорим крутовым, прохановым и жириновским: воспитывайте копцевых, воспитывайте фашистов, убийц. Сейте человекофобию. Вас понимают, вам разрешают выступать у Познера и как будто говорят, играя с вами: господа убийцы, дай вам Бог удачи.
– Есть еще один феномен, который я себе никак не могу объяснить: и Проханов, и Жириновский, да теперь уже и Крутов стали чуть ли не самыми любимыми и авторитетными экспертами не только явно простейших националистических телерадиопрограмм, но и «Эха Москвы», и того же Познера на Первом канале. Как это можно объяснить медицински: это страх, конъюнктура, отказ от попытки найти кого-нибудь, кто мыслит, кто действительно компетентен?
– Это пользование готовыми продуктами, с которыми возиться не надо, – они самоходны. Проханов – талантливый собеседник, и он привлекает внимание. Жириновский – блистательный мастер-оратор, и он привлекает зрителей.
Мы заигрались, мы забываем, что за этим последуют холокосты. Товарный знак – это рейтинг передачи, они мастера – такие вот гости передач. Не так важно, что они говорят, – они полны экспрессии. Мы глохнем в этой погоне за рейтингом – и уже не слышим, что они говорят. Мы слышим, как они говорят.
– Но их хорошо слышат копцевы и инфицируются.
– Я повторю свою любимую фразу: незачем прятать мерзость нормы за счет патологии. У нас сегодня нет инфекции, у нас здоровое ксенофобское общество. Здоровее не бывает…
– Вы серьезно утверждаете, что ксенофобия стала нормой в стране?
– Хорошо это сказал в свое время замечательный Владимир Лифшиц: «Стали матрицами газет наши безропотные мозги». Мы растим ксенофобию, холим ее, лелеем благодаря нашему судопроизводству и нашим СМИ.
Повторюсь, у нас в стране внушаемое сознание. Нельзя вот так безропотно идти навстречу смерти – ксенофобия приводит и к экономическому коллапсу, я уже не говорю о моральном. В крайней ее стадии не только людям, но даже и всем добрым «медведам» приходит конец.

Беседовала Галина Мурсалиева, «Новая газета»



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.