Главная страница Написать нам письмо Поиск по сайту


   »  Главная страница
   »  В мире
   »  Россия
   »  Ближний Восток
   »  Мнение
   »  Экономика
   »  Медицина
   »  Культура
   »  История
   »  Право
   »  Религия
   »  Еврейская улица
   »  Разное
   »  English


Подписка  «   


Архив Россия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Новости: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 39, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48
Архив Ближний Восток: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22
Архив В Мире: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20
Архив Мнение: 1, 2, 3, 4, 5, 6
Архив Еврейская улица: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37
Архив Ксенофобия: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Архив Культура: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10
Антитеррор, Спецкорры МЕГ





  Обострение обстановки на Ближнем Востоке «

Обострение обстановки на Ближнем Востоке


А. ПЛЮЩЕВ:, каким образом может закончиться война в Ливане?
Г. МИРСКИЙ: Надо начать все-таки не с конца, а с начала. Даже люди образованные не знают, что такое «Хизбалла». ХАМАС уже знают, а «Хизбалла» нет. «Хизбалла» – буквально означает партия Аллаха. Это организация ливанских шиитов, которые составляют самую большую конфессиональную общину в Ливане. Она создана примерно четверть века тому назад, во время гражданской войны, она воевала против американцев, французов, израильтян. Кстати, первые или почти первые шахиды – эти первые смертники – появились тогда. В 1983 году шиит-боевик, смертник, за рулем грузовика проломил ворота американской казармы, ворвался, взорвал себя и убил 241 американского солдата).
Ровно шесть лет назад Израиль вывел свои войска из Южного Ливана, и «Хизбалла» объявила это своей большой победой. Тогдана границе было более-менее тихо. Знаете, кто такие люди из «Хизбаллы»? Это ливанские арабы, это не палестинцы, это шииты, которые на протяжении столетий были наиболее угнетенными, ниже всех стоящими на социальной лестнице, дискриминируемой общностью. Они четверть века тому назад взметнулись, стали самой боевой организованной силой, прежде всего благодаря своему боевому духу, фанатизму. Но также и потому, что к созданию этой организации приложил руку Иран, Иран давал и дает им оружие, ноу-хау, присылает инструкторов, Иран стоит за их спиной. И на сегодняшний день это так.

Если говорить о том, почему это все произошло сейчас, я назову три аспекта этой проблемы. Первое, это то, что их хотели запретить, дело в том, что в Ливане установилась нормализация после того, как сирийцы вынуждены были уйти в прошлом году, кончилась сирийская оккупация, и была принята специальная резолюция СБ, чтобы не было того, что у нас называется незаконных вооруженных формирований. Это очень трудно было сделать, конечно, но это было возможно. Сейчас об этом не может быть и речи. В этом смысле, сегодняшняя акция Израиля контрпродуктивна, теперь почти все за «Хизбаллу», даже те, кто ее ненавидел. Это первое.
О. БЫЧКОВА: Т. е. Израиль как государство сражается не против другого государства, Ливана, а против некой террористической структуры, которая в качестве своей базы имеет государства Ливан?
Г. МИРСКИЙ: Да, но тут получилась сложность. Вы знаете, что как только они похитили двух солдат, Эхуд Ольмерт, премьер-министр Израиля, сразу сказал, что это не просто вылазка какой-то группы экстремистов, это нападение одного суверенного государства, т. е. Ливана, на другое, на Израиль. Т.е. он сразу перевел стрелки. Может быть, в этом была его ошибка. Но это первое, это внутренняя их мотивация.
Второе – палестинские дела: ударить по Израилю как раз в тот момент, когда он завяз в Палестине, когда он ищет своего капрала, когда он ввел войска в Газу. Причем они это делают не из симпатий к палестинцам, как раз палестинцы – сунниты, а в «Хизбалле» шииты, они друг друга терпеть не могут. Так что они делают это не для того, чтобы помочь братьям, а чтобы застать Израиль в неудобный момент, когда он воюет.
И третье – это Иран. Возникает вопрос: для чего это Ирану нужно? Он и так в тяжелом положении, на него сейчас наседают в связи с тем, что он отказывается принять пакет по ядерной программы, его передают опять СБ,. Зачем ему еще лезть? Так как раз поэтому. Он ничего не теряет. Во-первых, доказать ведь ничего нельзя. Если бы можно было найти какой-то документ, какую-нибудь SMS-ку или факс, который президент Ахмадинежад посылает шейху Насралле… Но не найдешь, их за руку не схватишь. Они ничего не потеряют в международном плане. А во внутреннем плане они очень много выигрывают: «Вот, мол, видите, сейчас нас заставляют отказаться даже от мирного атома, эти враги ислама, американцы и сионисты (а для них это одно и то же), а сами уничтожают наших братьев». Это сплачивает народ вокруг правительства, что очень полезно для тегеранского руководства.
О. БЫЧКОВА: Что представляет собой «Хизбалла» в военном смысле? Насколько это мощная военная сила, сколько у них бойцов, вооружений, «Катюш» и т. д.?
Г. МИРСКИЙ: Насчет численности – они всегда это скрывали. Официальная ливанская армия насчитывает 70 тыс., но она гораздо слабее, она вооружена старым оружием, кроме того, она внутренне неустойчива.
О. БЫЧКОВА: Это ливанская армия, которая не участвует?
Г. МИРСКИЙ: Это государственная армия, она состоит из шиитов, суннитов, друзов, моранитов, она разбежится, как только начнется война, как было в 1975 году. А «Хизбалла» имеет очень хорошее, современное оружие, ракеты (не «Катюши» – как у палестинцев). Сейчас они обстреливали, скажем, Хайфу, ракетами типа «Раад», это ракеты гораздо большего радиуса действия, чем «Катюши». Тут израильтян застали врасплох, они не думали, что достанут Хайфу, это 40 км. А недавно, выступая по радио, шейх Насралла прямо сказал, что это далеко не все, что у него есть.
О. БЫЧКОВА: Откуда они берут все это?
Г. МИРСКИЙ: Через Сирию из Ирана они все это получают. Так вот, они сейчас оказались гораздо сильнее, а главное, у них боевой дух, я же вам говорю, это смертники, в этом смысле они абсолютно аналогичны хамасовцам. Они же погибают один за другим, они знают, что они обречены на смерть. Они не боятся смерти. И руководители ХАМАСа и «Хизбаллы» абсолютно такие же, они сильны боевым духом, фанатизмом и оружием, которое им дают иранцы. Поэтому, когда сенатор Маккейн говорил, что нужно добиться того, чтобы ливанское правительство запретило, разоружило «Хизбаллу» и поставило на юг Ливана ливанскую армию, этого там никто не может сделать. Вот в чем беда-то.
Следует понять, что ни Сирия, ни Ливан не прекратят свое существование. Ливанцы – это удивительно жизнеспособный народ. Я помню, в конце 70-х гражданская война разрушила почти всю страну. В Economist, солидном английском журнале, была статья под названием «Смерть ливанской нации». Я помню, я разговаривал тогда с одним ливанским дипломатом, он сказал: вы не знаете ливанцев, мы, как Феникс, поднимаемся из пепла, нас ничто не уничтожит. Так что Ливан останется как страна и Сирия останется. Народу погибнет немало, к сожалению, потому что, когда говорят сейчас о перспективах, вспомните слова премьер-министра Ольмерта о том, что операция закончится только тогда, когда будет ликвидирована «Хизбалла» как военная организация, способная обстреливать израильские города…
О. БЫЧКОВА: Это реально вообще?
Г. МИРСКИЙ: Это реально, но это потребует много времени. Заметьте, Израиль сейчас ведь не пускает в ход сухопутные силы, они не двигаются, как в 1982 году. В 82-м в тех же местах была война, они двинулись тогда победным маршем, Шарон сидел тогда в бейрутском кафе, позировал, пил кофе с коньяком. Тогда они били палестинцев с Арафатом, выгнали их. Сейчас они уже не идут туда, «Хизбалла» – это более твердый орешек. Понимаете, говорят, что ХАМАС пойдет по пути Арафата, он тоже считался террористом. Но Арафат был светский националист. А это верующие, идейные, глубоко идейные люди. «Хизбалла» – партия Аллаха, ХАМАС – движение исламского сопротивления. Поэтому для них не может существовать Израиль вообще, они не признают его. Так что если Ольмерт будет пытаться уничтожить все эти ракеты, оставить «Хизбаллу» существовать как политическую партию, это потребует, конечно, много времени. А время не терпит, весь мир будет на них нажимать, и СБ, и Россия, Америка, арабский мир, потому что кровь льется каждый день.
О. БЫЧКОВА: Но Америка пока на израильской и стороне?
Г. МИРСКИЙ: Понимаете, слишком просто было бы считать так. Буш и так очень много потерял в результате своей иракской операции. Такого накала антиамериканских настроений во всем мусульманском мире, как сейчас, не было вообще никогда. Сейчас продолжение этой войны «Хизбалле» на руку, каждый день по телевизору показывают окровавленные трупы женщин и детей; чем больше это все видят люди, тем больше накаляется возмущение арабского мира. Для этого все и было затеяно. Смотрите, они же знали, что произойдет. Это была сознательная провокация с их стороны. Они прекрасно знают Израиль, знают, что он отвечает девятикратным по силе ударом, прекрасно знали, что будет, сколько погибнет людей, им это и нужно. Так вот, если будет продолжаться это все, Америка не сможет со стороны. Она тоже будет давить на Израиль, призывать его к умеренности, хотя трудно сказать, что здесь умеренность.
О. БЫЧКОВА: Т. е. прогноз делать трудно?
Г. МИРСКИЙ:Очень трудно. Есть вариант сейчас какие-то международные силы прислать, хотя я не совсем себе представляю, что они могут там делать. Будут искать в сараях, во дворах ракеты, установки? Или, как иголку в стоге сена, искать похищенных израильских солдат? Очень трудно себе представить, что международные силы могут сделать то, чего не может сделать израильская армия. Но, с другой стороны, ведь люди на Западе ставят вопрос так. Вы, Россия, – партнеры с ХАМАСом. Путин пригласил в марте хамасовского лидера Машааля к себе. Раз вы с ним в таких отношениях, а мы нет, так, будьте любезны, надавите на него. У вас, у Москвы, есть влияние или нет? Если нет, так тогда чего вообще вы звали Машааля и всю эту историю разводили? Я думаю, что Путин как-то намекнул, что, мол, вы знаете, какая-то работа ведется для освобождения этих солдат. Если будут результаты, это для России будет огромный плюс, конечно. Тогда скажут, вот кто друг мира и друг арабов, никому ничего не удалось, а русские смогли.
А. ПЛЮЩЕВ: Есть несколько вопросов очень похожего содержания, которые пришли на наш сайт. Не значит, что они все в этом духе, есть и прямо противоположные, но я зачитаю три выдержки из них. Александр Гребенщиков из Санкт-Петербурга пишет: по всему миру, в России, США, Израиле, Германии и в других странах действуют террористы. Почему-то они оказываются все как один мусульмане, они открыто заявляют, что хотят весь мир сделать халифатом, что все, кто не захочет принять ислам, подлежат уничтожению. Может, стоит созвать всемирную конференцию и разобрать, почему ислам так агрессивен, может, стоит поставить эту религию под запрет, как источник зла и насилия? Еще несколько цитат. Игорь Голубев из Ярославля: существовал ли мусульманский экстремизм и терроризм до образования государства Израиль? Возникнет ли христианский экстремизм, если на юге Испании, например, сейчас образовать арабское государство, которое когда-то там было? Света из США спрашивает: вам не кажется, что ситуация сегодня, как в 1938 году – весь мир обвинял Запад и защищал Гитлера. Чем ислам лучше фашизма, немецкого или сталинского? Нам всем нужно объединиться против чумы XX века.
Г. МИРСКИЙ: Столько тут намешано всего! Говорить о запрете ислама как религии – чушь. Как в голову такое может прийти? Запретить ислам или какую-то иную конференцию – все это ерунда. Ислам как одна из великих мировых религий не может быть ответствен за то, что делают фанатики.
А. ПЛЮЩЕВ: Вы же только что сказали, что эти люди верующие, поэтому не остановить.
Г. МИРСКИЙ: В каждой религии есть такие. А что, в христианской религии не было фанатиков? В иудейской не было? В каждой религии есть фанатики, беда только в том, что ввиду ряда исторических обстоятельств, о которых нет времени здесь говорить, получилось так, что наиболее обиженным считает себя мусульманский мир, особенно арабский – чувство попранного достоинства, чувство чести, которое они должны восстановить, ведь пророк Мухаммед сказал – вы лучшая из созданных общностей (в Коране – это слова самого Аллаха). Вы лучшая из общностей, которые созданы, а в мире-то управляют другие. Халифат могут надеяться создать только совершенно не от мира сего люди, маргиналы. На самом деле, у них гораздо все проще. Эти мусульманские экстремистские организации ведут борьбу вовсе не за то, чтобы всех обратить в ислам или завоевать весь мир, создать халифат. Нет. Прийти к власти в ключевых мусульманских странах – в Саудовской Аравии, Пакистане, еще нескольких. Но для того чтобы взять власть, свалить нынешние режимы, нужно раскачать народ, создать такую атмосферу возмущения...
О. БЫЧКОВА: Т. е. на самом деле они борются между собой?
Г. МИРСКИЙ: У них главная задача, конечно, прийти к власти в своем мусульманском мире. Но для этого идет борьба на два фронта – против своих правительств, которые они считают продавшимися Западу, и против Запада как большого Сатаны, большого дьявола, соблазнителя.
О. БЫЧКОВА: Вы хотите сказать, что дело не в религии?
Г. МИРСКИЙ: Нет.
О. БЫЧКОВА: А в истории и политике?
Г. МИРСКИЙ: Да, но религия тут тоже играет очень большую роль, потому что в Коране можно найти (при желании я вам найду) такие суры, такие стихи, которые позволят вам сказать: Боже мой, да это же религия, которая прямо призывает к убийству. А можно идти прямо противоположно. Что делают Бен Ладен, ваххабиты, все эти исламисты? Они берут именно те суры Корана, которые им подходят, ориентируясь на которые они объявляют джихад, священную войну, всем неверным, в том числе и нам (русские убивают в Чечне мусульман, тех, кто провозглашает «Аллах Акбар», для них мы – враги, как сионисты, как американцы).
О. БЫЧКОВА: Про Россию как раз тоже была серия вопросов на сайте «Эха Москвы»: почему Россия вооружает арабские страны, где это написано?
Г. МИРСКИЙ: Давно это началось. Господи, арабов мы вооружали десятки лет, они воевали с Израилем, теряли оружие, им опять давали, это по традиции идет. Это будет, и Ирану будут продавать оружие, и все это само по себе не так уж страшно, они бы обошлись и без нашего оружия. Гораздо важнее политическая составляющая, политический фактор, это гораздо важнее, да.
А. ПЛЮЩЕВ: Пишет Андрей Петров: можно ли предположить, что события в Ливане – это разведка боем, направленная на Иран? Израиль уничтожает инфраструктуру будущих союзников Ирана и проверяет их возможности. После отказа Ирана от всех предложений по отказу от разработки ядерного оружия США не получают добро от ООН на военную операцию, Иран будет просто втянут войну под каким-то предлогом, и тогда уже ничье согласие не потребуется. Заодно разберутся с Ливаном и Сирией. Американцы умеют планировать такие операции, правда, никогда не знают конечного результата.
Г. МИРСКИЙ: Это слишком хитроумно, знаете.
А. ПЛЮЩЕВ: А что, не дураки же в Вашингтоне.
Г. МИРСКИЙ: Да ну, во-первых, дураки, как Ирак показал. Там масса умных людей, я работал много лет там, но их не спросили, когда пошли в Ирак. Умных людей не спросили. Дали все военные, среди военных дураков больше, чем среди другой категории населения, так и в Америке. Очень многое не сходится в вопросе слушателя. Придумать такую вещь, что Израиль делает проверку боем, влез в Ливан с тем, чтобы втянуть Иран, а потом, дескать… Я говорю, что рано или поздно Израиль может ударить по Ирану. Но только тогда, когда станет ясно, что никто с Ираном ничего сделать не может, Иран уже находится, как говорится, в состоянии 5-минутной готовности от создания атомной бомбы, все остальные умыли руки. Тогда Израиль нанесет удар. Это может быть через три года или пять лет, сейчас не будет этого.
Если Иран будет продолжать создавать бомбы, а я в этом убежден, то Израиль не потерпит никогда, чтобы у такого государства, которое прямо заявляет, что оно сотрет Израиль с лица земли, была бомба.
А. ПЛЮЩЕВ: А что сейчас должна делать Россия? Есть заявление нашего МИДа, было заявление Путина, которое, на мой взгляд, сводится к тому, что было бы хорошо, если бы все было хорошо, если бы одни не воровали военнослужащих, а другие не отвечали бы бомбежками городов.
Г. МИРСКИЙ: Правильно, а что еще можно сказать? Можно только призывать к умеренности, сбалансированности. Лавров и говорит, что, действительно, надо отвечать, когда у вас похищают солдат, но надо отвечать соразмерно, хотя это очень трудно.
О. БЫЧКОВА: Реакция нулевая, на самом деле.
Г. МИРСКИЙ: Очень трудно сказать, что значит соразмерно реагировать; это очень трудно. Я говорю, что наши могли бы использовать свое влияние на палестинцев, дружбу, не дружбу, но партнерство с этим Машаалем. Но с какой стати после того, что произошло, они вдруг просто так отпустят солдата? Они потеряют лицо тогда.
О. БЫЧКОВА: Вы думаете, Россия не может принять какое-то активное участие в этой ситуации? Или не хочет этого делать?
Г. МИРСКИЙ: А непонятно, что значит активное. Понимаете, мы не можем принять активное участие так, как американцы, у которых масса денег, которые обещали и палестинцам, и всем горы денег. Мы этого не можем. Войска никто туда не собирается посылать, Израиль не примет никакие иностранные войска вообще. Поэтому только какие-то дипломатические каналы, какие-то ходы, но, видите, это тоже ограничено. Пытались, видимо, что-то сделать, а убили наших сотрудников посольства в Ираке. Так что мы тоже скованы, у нас не такие уж большие возможности.

"Эхо Москвы"



Главная страница Написать письмо Поиск
Jig.ru является расширенной версией «МЕГ». Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Материалы сайта могут перепечатываться без письменного согласования с редакцией, но с обязательной гиперссылкой на главную страницу сайта.