Хедж-фонды зарабатывают на борьбе с коррупцией

Процессы против коррупционеров в развивающихся странах могут стать источником дохода для инвесторов, которые не боятся принять участие в судебных разбирательствах. Так, хедж-фонд* Platinum Partners планирует сорвать куш на потоке коррупционных дел в Бразилии. России такое единение юристов и финансистов в борьбе со взяточниками пока не грозит, отмечают аналитики.

Американский хедж-фонд Platinum Partners инвестировал в судебные дела против бразильских коррупционеров с общим объемом исковых требований 5,1 млрд долл. Для этих целей фонд заключил соглашение с канадской юридической компанией Martin Kenney & Co, которая ранее участвовала в ликвидации активов известного миллиардера и создателя финансовой пирамиды Аллена Стэнфорда. Для инвестиций со стороны Platinum Partners канадцы выбрали десять дел. Если компания сумеет одержать победу в этих судебных процессах, хедж-фонд заберет себе часть полученных по искам средств.

Инвестиции в различные разбирательства в расчете на компенсацию ущерба через суд стали особенно по­пулярны после финансового кризиса 2008 года. Как правило, хедж-фонды выделяют юридическим фирмам деньги на ведение потенциально беспроигрышных процессов, получая за это часть средств, которые суд впоследствии обязывает выплачивать ответчиков.

Больше всего вложений, как правило, требуют международные дела, в рамках которых необходимо изъять средства с офшорных счетов фирм-однодневок. Чтобы раскопать всю цепочку фиктивных компаний, могут потребоваться расходы в размере 1—3 млн долл., говорит глава Martin Kenney & Co Мартин Кенни.

Кроме того, юристам приходится получать специальные судебные предписания, чтобы принудить банки в налоговых гаванях предоставить всю необходимую информацию о счетах мошенников без их уведомления.

Бразилия, в свою очередь, открывает перед хедж-фондами большие возможности для заработка. В последнее время страну охватила волна процессов против коррупционеров. Например, в прошлом году бразильский суд признал виновными в масштабной коррупционной схеме 25 человек. Как выяснилось, они использовали бюджетные средства для финансирования избирательных кампаний и подкупа политиков. Среди виновников оказались и многие сторонники бывшего президента Бразилии Лулы да Силвы, например бывший глава его администрации Жозе Дирсеу.

«Мы переживаем настоящий бум мошенничества. Глобализация привела к злоупотреблениям офшорами», — пояснил The Financial Times г-н Кенни. Его компания сейчас близка к победе в деле о мошенничестве на 380 млн долл., в котором замешан бывший глава бразильского Banco Rural. «Вернуть хотя бы половину своих средств по итогам дела о мошенничестве — уже хороший результат», — отмечает он. Прецеденты взыскания средств с коррупционеров с помощью юридических разбирательств уже есть. В 2012 году властям Сан-Паулу удалось через американский суд вернуть себе 10,5 млн долл., которые политик-коррупционер Паулу Малуф перевел из бюджета города на счета своих офшорных компаний в Нью-Джерси.

 В отличие от партнера по БРИКС российские антикоррупционные дела и рынок юридических услуг инвестфонды пока обходят стороной. «Такая практика распространена преимущественно в США. В России юридические компании предпочитают не привлекать сторонних инвесторов, чтобы не связывать себя дополнительными обязательствами. Заинтересовать фонды могут только крупные проекты и юридические компании, поскольку такие инвестиции нельзя назвать высокодоходными. Кроме того, на развитии тенденции в стране негативно сказывается и общее недоверие инвесторов к России», — пояснил партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

Глеб Костарев, РБК

* Хедж-фонд (англ. hedge fund) — частный, не ограниченный нормативным регулированием, либо подверженный более слабому регулированию инвестиционный фонд, недоступный широкому кругу лиц и управляемый профессиональным инвестиционным управляющим. Отличается особой структурой вознаграждения за управление активами.