Евреи и деньги…

Евреи и деньгиВласти средневековой Европы заставили евреев работать банкирами, ростовщиками и торговцами, не принимая в гильдии ремесленников и ограничивая свободу передвижения.

Как иудеи христиан спасают?

Власть Европы вместе с церковью много веков жила двойной моралью. С одной стороны, они понимали: хозяйство не может развиваться без кредитования.

С этой точки зрения евреи заняли нужную нишу. Достаточно сказать, что  к концу XII в., когда община  Франкфурта-на-Майне  пополнилась переселенцами из Кельна,  еврейский квартал стал фактическим  городским деловым и административным центром, включая ратушу  и монетный двор.

Христианские авторитеты, памятуя о том, что ростовщичество – занятие предосудительное, давали «добро» иудеям.  Объективно говоря, евреи-ростовщики спасали христианскую паству от смертного греха, беря его на себя.

С другой стороны, власть имущих удручало то обстоятельство, что согласно Торе, иноплеменнику ссуда давалась в рост, а иудею – беспроцентно (Дварим, 23:20-21).  Иными словами, приоритет единоверца устанавливался иудейским законом, по которому жила та же  франкфуртская община.   Так, из 415 семейств, числившихся во Франкфурте в 1694 году, 109 (каждое четвертое),  занимались ссудою денег и торговлей старыми вещами.

Хочешь жить — плати

Церковь отыгралась на другом. Она установила ставку процента. Городской совет Франкфурта внес свою «посильную лепту»: еврейские кредиторы должны платить более высокие налоги с доходов, чем гильдии ремесленников, обладающие гораздо большей прибылью.

В обществе специально устанавливалось подобное неравенство. Надо было дать почувствовать «этим евреям» их место в городской иерархии.  Во-вторых, гонимый еврей всегда оказывался в положении искателя защиты. Правитель, спровоцировавший такую ситуацию, охотно ее давал.

Но на своих условиях.

Понимая, что еврейская община  представлена  людьми с деловыми связями в пределах не только одного государства, властитель требовал поставки изысканных товаров и одновременного предоставления ему государственного займа на их приобретение.

Так у высоких персон появились  возможности, не запуская руку в собственный карман, приобретать необходимые  товары и решать вопрос о возвращения долга евреям в режиме «как получится».

В результате сформировались особые взаимоотношения власти с  элитной еврейской кастой — поставщиками дворов их величеств. Однако и здесь правители Старого Света оставались верными себе, всякий раз выискивая  (и находя) возможность не платить (или не доплачивать) евреям по счетам. Дескать, у них и без того денег не меряно. И ссылались на классические примеры – Шейлока из шекспировской пьесы «Венецианский купец» и Натана Мудрого из одноименной драмы Лессинга. Вот они, дескать, — ростовщики, угнетатели бедных христиан.

Убить еврея – погасить долг

Поскольку иудей всегда был ограничен в правах, то не имел возможности требовать возврата кредита по закону.

Экономическое насилие, произведенное по приказу свыше, было самой простой формой погашения долга. Нет еврея – нет проблемы возврата кредита.

Об этом говорят сотни примеров. Зачинщиками резни, названной «Франкфуртским избиением евреев» (24 июля 1349 года), были пришлые религиозные фанатики. Городской совет призвал защищать евреев. Но жители Франкфурта приняли в погроме горячее участие.

Причина одна:  многие франкфуртцы были должниками ростовщиков. Рассудили просто – можно, воспользовавшись ситуацией, быстро расправиться с кредиторами, а потом свалить все на пришельцев.

В поисках еврейских миллионов

Через шестьсот лет тот же опыт повторят жители местечка Едвабне (тогда Белостокской области Белоруссии, теперь Польши), убив 10 июля 1941 г. от 300 до 400  земляков-евреев. Предварительно растащив их нехитрое добро и ведя поиск  пресловутых еврейских миллионов, которых у бедных сельчан, разумеется, никогда не было.

Вероятно, досадой  объяснялась жестокость. Евреев вздымали на вилы, им отрубали  головы, их жгли заживо в овине. Много лет официальная польская историография приписывала  злодеяние эсэсовцам. Пока все точки над «и» не расставил  в 2001 году американский историк Ян Томаш Гросс,  опубликовавший книгу Sasiedzi: Historia zaglady zydowskiego miasteczka  (Соседи: История уничтожения еврейского местечка). Из нее следует: погром совершали  местные  жители безо всякого немецкого участия.

Меняются поколения, бегут века. Но почерк юдофобов один и тот  же.

Из еврейских домов, которые кинулись грабить в XIV веке франкфуртские погромщики, изымались не только долговые расписки, но и ценное имущество. В том числе и древние рукописи на иврите, которые для христиан  никакой духовной ценности не представляли. Зато их можно было продать все тем же евреям.

Благотворительность евреев как новый повод для зависти

О том, что еврейские банкиры, биржевые игроки, владельцы недвижимости много веков поддерживали светские учреждения – университеты, музеи, больницы — власть предпочитала говорить вполголоса. Причина была весомая: жертвователи получали за это не только благодарность. 

Хотя, к примеру,  основанный в 1902 г. фонд для благотворительных целей имени барона Вильгельма-Карла фон Ротшильда (капитал в 1 млн. марок) помогал  не только учреждениям, но еще и свыше 100 семействам нанимать жилье и материально поддерживать 11 обществ молодежи.

Несмотря на щедрое еврейское спонсорство, руководители учреждений воспринимали его как факт демонстрации еврейского богатства, что усиливало ненависть и зависть…

Александр Меламед