Лариса Белая

ЕСЛИ НЕ ГОРЯТ ПАРТИТУРЫ...

Когда отзвучал "Еврейский оркестр на балу у городничего": сюита из музыки М.Ф.Гнесина к "Ревизору" в мейерхольдовской постановке, зал отбил ладони. И почти такой же большой успех выпал многим другим вещам программы: "Юности Авраама", "Восточной пляске", "Песне странствующего рыцаря" (в память о миннезингере-еврее XIII века Зюскинде из Тримберга)...

Дело было на концерте песни и камерной музыки Михаила Фабиановича Гнесина (1883-1957) в связи с его юбилеем. Спасибо дате! Обычно музыка Гнесина в концертных залах звучит незаслуженна редко. Мы, публика, думаю все или в подавляющем большинстве, все номера программы в живом исполнении слушали впервые - и "Рыцаря", и "Пляску", и клейзмеров у городничего с их приветственным маршем-гротеском, брызжущим юмором, с пленительной "кадрилью" - изощренно-тонким плетеньем из польки, романса, вальса, гавота, галопа.

Программу инициировало общество "Еврейские музыкальные проекты" (Амстердам). Осуществилась она в исполнении интернационального ансамбля: Совали (Софи ван Лиир) - сопрано, Мишель Маранг - кларнет, Григорий Седух - скрипка, Галина Фиалко - фортепиано, Майкл Вэчер - ударные. В рамках Фестиваля "Дни голландской культуры, 2003 - Окно в Нидерланды". В сотрудничестве с - SICA и Еврейским общинным центром Санкт-Петербурга. При поддержке Фонда любительского и сценического искусства Фонда культуры Вильгельмины Е.Янсен и Фонда культуры Принца Бернхарда.

Самые первые концерты для россиян были в Петербурге. Иногда с лекцией ученика Михаила Фабиановича профессора Абрама Григорьевича Юсфина. Прошли в Доме композиторов, в Мемориальном музее-квартире Н.А.Римского-Корсакова, в Центре "Хэсэд Авраам".

Затем - Москва.

Доктор искусствоведения, композитор и педагог, музыкально-общественный деятель М.Ф.Гнесин был из зачинателей профессиональной еврейской музыки в России. Из глав еврейской музыкальной школы не только в России, но и в мире. Результатом уже первого обращения Гнесина к библейским образам в 1918 году явилась целая серия ярких произведений. И, характеризуя этот период творчества Гнесина, музыковед и композитор, академик Б.В.Асафьев напишет о нем, как о времени "обращения автора к богатой и крепкой своими корнями культуре древнего еврейского восточного мелоса и отсюда к слиянию своей экзальтированной и пытливой натуры со старой и устойчивой сферой "музыки жизненного опыта тысячелетий". Это как раз та область, в которой он создает вокальные и инструментальные "поэмы", насыщенные проникновенной созерцательной лирикой с извилистыми очертаниями и глубоко волнующей напевностью. Здесь в нем проснулся поэт-музыкант романтики библейского востока и звездного простора пустыни". (Цит. по кн. "М.Ф.Гнесин. Статьи, воспоминания, материалы". М. 1961 стр. 33-34). Об особенностях вокального стиля Гнесина Асафьев высказывался, констатируя, что ":в мелосе, в напряженности, в напевности и динамике дыхания заключается все главное и лучшее у Гнесина... Все его гармонические пряности являются только налетами модернизма и статическими образованиями над песенной музыкой, согретой глубоким чувством и насыщенной дыханием (там же стр. 11).

Гнесин немалую дань отдал и национальной музыке разных народов. И как композитор, и как чуткий педагог. Арам Хачатурян, говоря об армянском в своем творчестве как признанной ценности подчеркивал, что этим качеством он обязан в первую очередь своему учителю М.Ф.Гнесину. Сегодня является понятием обычным то, что национальная характерность - из важных принципов в музыкальном творчестве, которое черпает из богатств национального фольклора. Но Хачатурян был гнесинским студентом в двадцатых годах. Отстаивать тогда у нас национальное было делом новым и смелым, его не так-то легко было утверждать, Гнесин это делал неукоснительно. Вообще, среди его многосторонних дарований педагогическое принадлежало к наиболее реализованным и ярким. Он воспитал сотни учеников - среди них целая плеяда крупных композиторов. Он написал учебник по курсу композиции - до него опыта и традиций в создании подобных методик почти не было. Может, неосознанным импульсом к созданию этого труда, кроме непреложно-главных, был факт биографии автора на заре туманной юности. Родившийся в Ростове-на-Дону 17-летний сын многодетного раввина Миша Гнесин - абитуриент Московской консерватории - был уже автором музыкальных произведений, но экзаменационная комиссия не заинтересовалась ими ничуть. И не увидела по результатам экзаменов оснований нарушить постановление о закрытых дверях для лиц еврейского происхождения.

Потом он окончит Петербургскую консерваторию по классу композиции Римского-Корсакова и Лядова. И талантливое, многообразное музыкальное творчество станет всегда сочетаться с начатой еще в студенчестве педагогикой, с большим общественным поприщем. Он руководит рабочими музыкальными кружками в Петербурге и Екатеринодаре. В Ростове-на-Дону организует первую в России музыкальную школу и Народную консерваторию, которую возглавил, общество "Музыкальная библиотека им.Римского-Корсакова".

А с 1920-х - преподавательская работа в Москве .С 1925-го - годы работы профессором композиции в Московской и Ленинградской консерваториях, с 1944-го он - заведующий кафедрой композиции Музыкально-педагогического института им.Гнесинных (ныне Российская Академи музыки им.Гнесиных, которая, считают, конкурирует с Московской консерваторией). Уйдя оттуда в "антикосмополитическом" 1951-м, он объездил страну с чтением лекций.

* * *

Не может не поражать многообразием, познавательностью музыкальное, научное, литературное наследие Михаила Фабиановича. Увлекшись в начале пути, в 1910-х, идеей озвучивания для сцены античных сюжетов, он пишет музыку к произведениям Еврипида, Софокла. Вводит "музыкальное чтение" - и в своеобразных речитативах актерам удавалось хорошо передавать мерную тяжеловесную поступь античного стиха. К этому же периоду откосятся и его оркестровые "Траурные пляски памяти Адониса" и другие работы для театра. Он сотрудничает с Театром-студией Мейерхольда. Среди его работ книга о Римском-Корсакове, очерки "Римский-Корсаков и живопись", "Римский-Корсаков и Врубель", статья о Скрябине, воспоминания о нем, о Лядове, о Блоке. Тут заметим: Гнесиным написана музыка на целый ряд блоковских произведений, а также на стихи А.Толстого, Гейне, Жуковского, Пушкина, Бальмонта, Вяч.Иванова, Сафо, Шелли, Бунина, Майкова, И.Уткина, О.Шварцмана, С.Галкина, С.Есенина, Симонова, Светлова, Беранже...

В 1914 и 1922 годах Гнесин ездил в Палестину, где изучил светский и религиозный музыкальный фольклор еврейских общин. Великой называл еврейскую народную музыку учитель Гнесина Римский-Корсаков и говорил, что она ждет авторов профессиональной еврейской музыки, ждет своего Глинку. Гнесин становится одним из первых таких авторов. В 1916 он пишет "Песню странствующего рыцаря" для струнного квартета и арфы, в том же году - вариации на еврейскую тему для струнного квартета, в 1919 году - "Страницы из "Песни песней", симфоническую поэму "Песня о древней родине", в 1921 - три еврейские песни для оркестра, в 1923 - "Пляски галилейских рабочих" для оркестра, в 1929 - вокальный цикл "Повесть о рыжем Мотеле", в 1940 - элегию-пастораль памяти еврейского поэта О.Шварцмана для фортепианного трио, и в том же году "Бар-Кохбу" - эскизы к опере на текст С.Галкина. Для сочинений позднего периода характерно углубление в музыке Гнесина философских мотивов. Вершиной творчества признаны фортепианное трио "Памяти наших погибших детей", соната-фантазия для фортепианного квартета (1943,45 годы).

...В Российской академии музыки им.Гнесиных есть музей, есть исторический стенд на втором этаже здания - на нем даты, снимки, имена.

...1895 (15 февраля) - открыто Музыкальное училище Е. и М. Гнесиных.

:Групповое фото: М.Ф.Гнесин - первый завкафедрой композиции, Елиз.Ф.Гнесина-Витачек - доцент кафедры струнных (скрипка), Ел.Ф.Гнесина - директор, О.Ф.Александрова-Гнесина - педагог общего фортепиано.

* * *

Музыковед, композитор Ю.Г.Крейн в своем исследовании творчества М.Ф.Гнесина возвысил голос против забвения его музыки. Он писал, что если ряд его произведений "добиблейского" периода имел успех и лишь позднее по различным причинам не сохранился для исполнения, то иначе обстояло в дальнейшем. Популярность гнесинской музыки с библейскими образами "в значительной степени пострадала от сознательного игнорирования их некоторыми критиками и музыкальными деятелями".

Написано это было в 1960-х, в "первооттепельную" пору. Но инерция игнорирования очевидно сильна. Между тем среди забытого есть поистине шедевры, которые могли бы сегодня украшать репертуары театров и концертных залов.