Что будет с Ближним Востоком?

Ближний востокНа наших глазах происходит стремительное и необратимое переформатирование геополитических контуров Ближнего Востока. Национальные государства, созданные Британией и Францией на руинах Османской империи сто лет назад, перестают существовать. Их институты и сами границы бесследно исчезают, сметённые в религиозно-идеологическом вихре суннито-шиитского противостояния, усиленного ещё и межплеменной враждой внутри самого суннитского большинства.

Искусственно созданные нации иракцев, сирийцев, ливанцев, иорданцев растворяются, поглощённые, возникающей вместо них суннитской общностью, раздираемой внутренними противоречиями, но объединённой противостоянием шиитам.

Иран и Саудовская Аравия, лидеры и главные спонсоры противоборствующих лагерей, всё сильнее раздувают конфронтацию, стремясь обеспечить себе в бурлящем месиве максимальную выгоду. Иран опирается на правительство Ирака, сформированное шиитским большинством, на Асада в Сирии и на «Хизбаллу» в Ливане. Саудиты поддерживают племенные милиции в западном Ираке, а так же джихадистские и салафитские группировки в Сирии и Ливане.

Война, которая в бешеном темпе разворачивается в Ираке и Сирии, формирует из бурлящей протоплазмы новые региональные субъекты. Процесс не закончен и вряд ли все успокоится в ближайшее время. Очевидно одно — к тому, что было возврата уже не будет. Таких стран как Ирак и Сирия уже нет, на очереди Ливан, за ним Иордания, а возможно, и Саудовская Аравия.

Одним из новых образований, дающих представление о динамике изменений стало государство провозглашенное в Западном Ираке в первые дни января местным филиалом Аль-Каиды — организацией «Исламское государство в Ираке и Сирии», «Дэаш» по-арабски или «ISIS» в английской абривиатуре.

«Дэаш» был создан в 2004 в западном Ираке, где сосредоточено суннитское меньшинство страны. Поначалу он претендовал только на окрестную территорию и назывался «Исламское государство в Ираке». Он был разгромлен местными племенными милициями, обученными и вооружёнными американцами, но вновь возродился уже в конце 2010 с уходом из Ирака американский войск.

В марте 2011 с началом войны в Сирии, добавив к своему имени название соседней страны, группировка вторглась в северные сирийские районы и стала одной из ведущих сил в борьбе с Асадом, укрепившись в крупнейших региональных центрах, в том числе Халебе (Аллепо) и Ракке.

В начале января, разгромив иракскую армию в западно-иракской провинции Анбар и подчинив себе часть племенных милиций, «Дэаш» объявил в центральных городах района – Фалудже и Рамади о создании собственного независимого государства.

Перспектива становления государства Аль-Каиды на Ближнем Востоке, приводит в ужас прежде всего глав Саудовской Аравии и Иордании — стран с преобладающим суннитским населением, а потому осознающих, что именно они следующие на очереди в мясорубке геополитического преобразования. Против «Дэаш» де факто объединились все региональные силы, даже воюющие между собой, включая и США.

В минувшую пятницу, ливанская армия захватила местного лидера Аль-Каиды Маджида Аль Маджида, который практически сразу умер в ходе допросов, как сообщили ливанские власти, от острой почечной недостаточности.

В Ираке для борьбы с «Дэаш» США обеспечивают оружием правительственные войска, по сути сотрудничая и координируя свои действия с Ираном, которому фактически подчиняется правительство Ирака.

А в Сирии Вашингтон вместе с Эр-Риядом сформировали «Исламский Фронт» — коалицию джихадистов и салафитов, выступившую против «Дэаш» в северных районах страны, сумев привлечь к операции даже местную франшизу Аль-Каиды и бывшего союзника «Дэаш», а ныне его жестокого конкурента — «Джабхат Ан-нусру».

Таким образом США, во-первых стремятся остановить расползание Аль-Каиды по Ближнему Востоку, локализуя их в Сирии, во-вторых надеются, что разгромивший ранее светскую сирийскую оппозицию «Исламский Фронт» сумеет более эффективно продолжать войну с Асадом, а в-третьих, предполагают создать на его базе оппозиционную силу для предстоящих переговоров в Женеве.

Тем не менее, «Исламское государство в Ираке и Сирии» отбивается на всех фронтах, используя тактику уклонения от прямых военных столкновений с регулярными войсками и жестокий террор в отношении противника. Ресурсам США, Ирана и Саудовской Аравии они противопоставляют мощный идеологический драйв своих бойцов и неистовую жестокость. Организация несёт потери, но пока не собирается сдаваться. Совсем не факт, что «Дэаш» проиграет, по крайней мере в ближайшее время.

В любом случае, даже будучи изгнанной и разбитой, исламская экстремистская идея, опирающаяся на поддержку в массах сунитских люмпенов, желающих перемен, не исчезнет, а просто затаится до следующей удобной возможности, как это уже было в Ираке. И даже разгромленная, она не будет уничтожена, но перетечёт из одной страны в другую.

На очереди — север Иордании где в добавок к своим радикалам из числа салафитов, в скученных лагерях беженцев из Сирии копится недовольство и зреет взрыв. Погружение Хашемитского королевства в трясину исламской революции, вероятно, является лишь вопросом времени.

Но салафиты есть и в Самарии. Сегодня их сдерживает исключительно израильская армия. Власть семидесятидевяти летнего Абу Мазена рассыпается. Конкуренты на место преемника из числа высокопоставленных деятелей ФАТХа уже готовят свои милиции, вооружая их в ожидании часа, когда начнется драка за лидерство. Опальный Мухамед Дахлан, сидя в Катаре проплачивает по 600 долларов в месяц боевикам в окрестностях Шхема, а в Дженине формирует свои отряды Джамаль Абу Эль-Руб. Не отстает от них и бывший глава служб безопасности Джибриль Раджуб, вероятно, опираясь на родной Хеврон.

Очевидно, что при таком раскладе, пока наследники будут драться между собой, реальная власть на территории автономии неминуемо перейдет исламистам. И если Армии обороны Израиля там не будет, остановить их не сможет никто.

Никто, в том числе и США не могут гарантировать Израилю, что после отступления израильской армии, территория автономии не вольётся в клокочущее пространство оперативной деятельности исламских радикалов Аль-Каиды или других экстремистов, которое окажется в непосредственной близости от большей части израильских городов.

Американская армия, поставленная на границе с Иорданией исчезнет оттуда после первых терактов, оставив позиции даже быстрее, чем в Ираке. Было бы смешно и нелепо надеяться, что американские солдаты станут защищать Израиль, рискуя своими жизнями. Тем более не смогут ничего сделать американские войска внутри арабского государства.

Поэтому предложения американского госсекретаря, продолжающего упорно продвигать идею создания арабского государства в Иудее и Самарии лишены всякой связи с реальностью. В последние дни в Израиле получил широкую известность сатирический ролик, в котором похожий на Джона Керри клоун выдвигает каскад абсурдных решений различных проблем под лозунгом: «это не лучшее предложение, но надо же что-то предложить». В частности он советует использовать вместо туалетной бумаги, которой не оказалось под рукой — ежика… Однако похоже, что по степени адекватности, предложения реального Керри уступают даже бессмысленным идеям пародийного героя.

Не так давно, на встрече с премьер-министром Нетаниягу, госсекретарь упомянул Вьетнам, как пример долгого, но успешного пути достижения мира. Стоит напомнить, что во Вьетнаме госсекретарь США Генри Киссенджер посредничал между двумя частями страны — свободным Южным и коммунистическим Северным. Заключив соглашение и получив Нобелевскую премию, власти Северного захватили Южный Вьетнам. Можно было бы предположить, что вспоминая эту историю, Керри издевается. Но похоже, госсекретарь США просто крайне недалёк.

Перекройка ближневосточного региона требует от Израиля пересмотра всей своей концепции безопасности и совершенно новых решений. Ни о каких уступках арабам, связанных с созданием потенциальной базы для исламских экстремистов, не может быть и речи. Наоборот единственной альтернативой, предотвращающей создание исламистского государства в Иудее и Самарии, может стать только аннексия этой территории Израилем.

И это единственное решение, способное сохранить стабильность на пространстве от моря до границы с Иорданией. На первом этапе, Израиль может распространить суверенитет на все еврейские анклавы в Иудее и Самарии. Затем — на всю остальную территорию, исключая крупные города: Дженин, Калькилию, Туль Карем, Шхем, Рамаллу и Хеврон, где сконцентрирована большая часть арабского населения. Статус этих городов и должен решаться на переговорах и зависеть от степени готовности арабских жителей Иудее и Самарии к добрососедским отношениям с евреями.

Любой другой вариант, допускающий прекращение израильского военного контроля в Иудеи и Самарии приведет к кровавому хаосу сначала на территории арабского образования, а затем и в Израиле.

Нет опасности и с точки зрения демографии. На сегодняшний день евреи сохраняют большинство на всем пространстве от моря до Иордана, а за счет меняющейся динамики прироста населения, с каждым годом разрыв в пользу евреев будет только расти.

Вероятно, такой расклад не соответствует планам администрации Барака Обамы, но в данном случае, Израиль может и должен проявить твердость, отстаивая свои стратегические интересы. После 2016 Обама исчезнет из политической реальности, а Израилю предстоит ещё существовать в регионе. Степени свободы, для оказания давления на Израиль против воли Конгресса, у администрации нынешнего президента достаточно ограничены. Кроме того, на примере нового египетского лидера генерала Сиси, отказавшегося подчиняться диктату президента США, стало ясно, что столкнувшись с твёрдой позицией, Барак Обама уступает.

Китайская пословица гласит «за битвой двух тигров стоит наблюдать с вершины высокой горы». По мере того, как окрестные государства одно за другим растворяются в битве суннито-шиитских тигров, становится понятным насколько высокой должна быть гора, на вершине которой израильтяне могут безопасно наблюдать, как их враги сжирают друг друга.

Александр Непомнящий, evreimir.com