Cash как симптом стагнации ИТ-мысли

jig-7-goldНедавно я написал сразу несколько статей для нашего портала и бумажного «Бизнес-журнала», посвящённых денежной политике Apple, которая, как известно, в прошлом году претерпела радикальное изменение: купертиновские люди впервые почти за два десятилетия принялись выплачивать своим акционерам дивиденды и выкупать собственные акции, находящиеся в публичном обращении.

Главной причиной неслыханной щедрости, безусловно, явилось беспрецедентное давление на Apple со стороны «акционеров-активистов», в рядах которых числятся профессиональные рейдеры (вроде легендарного потрошителя авиакомпании TWA Карла Икана) и мастера выкручивания рук методом судебного террора и подковёрного лоббирования. С другой стороны, сложно представить себе выжимание свободных денег из публичной компании, если этих денег нет в природе. Задача гоп-стопа Apple облегчалась не только мягкотелостью и уступчивостью Тима Кука, но и фантастическими залежами наличных денег, на которых восседала доверенная ему компания: $40,6 млрд в США и еще $106 млрд — в офшорах.

Сразу нужно сделать оговорку во избежание путаницы и кривотолков в наших дальнейших выкладках. Под наличными (cash) мы понимаем не только чистые деньги, лежащие на счёте в банке (таковых, как правило, вообще ни у кого в корпоративном мире не водится), но и денежные эквиваленты (коммерческие бумаги, депозитарные сертификаты и т. п.) и иные краткосрочные вложения в безрисковые ценные бумаги (казначейские обязательства и проч.), которые легко и быстро конвертируются в прямую наличность.

Оговорка важна, потому что, скажем, в примере с Apple учёт не только наличных, но и вообще всех свободных денег даст нам совсем уж неприличную картину: наличных и денежных эквивалентов у Apple на $11,2 млрд, вложений в краткосрочные безрисковые бумаги — на $31,4 млрд, а вот в долгосрочные инвестиции в финансовые инструменты ИТ-компания запрятала еще $104 млрд!

Сегодня у меня нет ни малейшего желания в очередной раз жонглировать гигантскими цифрами «кубышки» Apple и упрекать культовую компанию то ли в крохоборстве, то ли в нерациональном использовании финансовых возможностей. Проблема гораздо сложнее, чем кажется, и уж подавно — гораздо обширнее.

Совершенно случайно мне попала под руку статистика, которая не столько снесла голову, сколько заставила в корне пересмотреть всю аксиологию ИТ-индустрии, а заодно — и усомниться в светлом будущем, якобы предопредёленном для технологических компаний самой реальностью нашего цифрового века.

Сначала поговорим о размахе тенденции. Оказывается, «составление кубышек» — не привилегия Apple, а общее место всей ИТ-индустрии! Судите сами:
— Microsoft по состоянию на 30 июня 2013 года сидела на $77 млрд наличмана: $3,8 млрд — живые деньги и $73,2 млрд — краткосрочные инвестиции. Важная цифра для дальнейших суждений: в 2008 году у компании было всего $20 млрд;
— Google восседает на мешке, набитом $16,16 млрд, и ещё $38,27 млрд имеет в краткосрочных ценных бумагах. В 2008 году у них было всего 16 млрд свободных долларов;
— Сisco насобирала $7,9 млрд нала и еще $42?7 млрд краткосрочных ценных бумаг. В 2008 году было $24,4 млрд — в два раза меньше;
— Oracle скопила $32,2 млрд ($14,6 млрд — нал и денежные эквиваленты, $17,6 млрд — КЦБ).

«Великую пятёрку» мы помянули не случайно: Microsoft, Google, Cisco, Apple и Oracle входят в десятку компаний Америки с самыми большими запасами наличности: $245 млрд на пятерых, что соответствует 19% всех свободных денег, находящихся в распоряжении корпоративной Америки ($1,29 трлн).

Итак, мы можем констатировать, что накопление наличных на протяжении почти двух десятилетий явилось секулярной тенденцией всего крупного ИТ-бизнеса. И Эбенезером Скруджем зажигает не одна Apple, но и вся остальная тусовка, которая годами не выплачивала дивидендов акционерам: Oracle раскошелилась впервые в жизни в 2011 году, Apple — в середине прошлого года (после 15-летнего перерыва), Dell также решила чутка поделиться со своими безропотными инвесторами летом 2012-го. Единственное исключение — Microsoft, регулярно делящаяся с акционерами в размере 2–2,8% от стоимости своих акций.

В последние годы накопительная тенденция оказалась сломлена, и крупный ИТ-бизнес стал потихоньку сокращать наличные капиталы. Думаете, он проснулся к жизни и стал энергично вкладываться в НИОКР, совершенствование технологий, подготовку очередных революционных прорывов в том, как человечество взаимодействует с вычислительной техникой?

Боже упаси! Помимо уже помянутых выплат дивидендов, любимым спортом ИТ-акул стал выкуп собственных акций, находящихся в публичном обращении: Microsoft в 2011 году потратила на изъятие своих бумаг из оборота $11,5 млрд, в 2012-м — $4 млрд, в 2013-м — $4,6 млрд (всего — $20 млрд); Oracle в начале 2013 года выкупила акций на $12 млрд; Qualcomm — на $5 млрд; EMC — на $6 млрд, IBM — на $5 млрд; Apple, как водится, и тут переплюнула всех, объявив в апреле о феноменальном buyback — на $60 млрд!

Что же касается «творческого» вложения свободных капиталов, то здесь вся фантазия заканчивается на слияниях и поглощениях. Крупнейшие сделки 2013 года: Yahoo! купила Tumblr за $1,1 млрд; Google отдала за Waze такую же сумму; Priceline съела Kayak Software за 1,8 млрд; Berkshire Partners купила Lightower Fiber Networks за $2 млрд; ASML Holding приобрела Cymer за $3,7 млрд.

Но даже такие крупные сделки не могут изменить тенденцию: объёмы слияний и поглощений вышли в 2013 году на самый низкий уровень за последние четыре года. Только за период с 2012-го по 2013-й снижение как по числу сделок, так и по их стоимости составило около 50%.

Почему же ИТ-индустрия так бездарно использует свои колоссальные финансовые возможности? Почему не использует миллиарды свободных наличных денег на… ну, я не знаю… создание новых рабочих мест или все те же банальные научные исследования?

С рабочими местами ситуация в ИТ-индустрии — полнейший швах: в 2002 году в Соединённых Штатах (бастион мировой ИТ-мысли) и в Западной Европе было около 3 миллионов рабочих мест в области информационных технологий. По оценкам The Hacket Group, к 2017 году эти места сократятся в два раза! То есть будут уничтожено полтора миллиона айтишных позиций! Неслабое такое развитие отрасли.

Расклад этой дегенерации весьма показателен: за отчётный период (2002–2017) будет создано 620 тысяч новых позиций, 1,2 миллиона ИТ-jobs сократятся за счет «productivity gains» (повышения производительности) и еще 950 тысяч рабочих мест переместятся в офшорные зоны (львиная доля уйдет в Индию).

Динамика ясна, за исключением «повышения производительности». Что это за зверь такой, съедающий будущее техногиков? Первое, что приходит в голову, — прямая аналогия с промышленным производством. Был сборочный цех, в нем работало 100 рабочих, поставили станки и сократили число рабочих до 30, модернизировали станки — сократили до 10, ещё модернизировали — осталось три человека, сидящие за пультом управления и следящие, чтобы умные машины не вышли из строя.

«Повышение производительности» в ИТ-индустрии носит, однако, весьма специфический характер и связано с так называемым eradication of IT roles, уничтожением ИТ-функций. То есть рабочие места ликвидируются не в связи с модернизацией технологий (как в нашем вульгарном примере со станками), а из-за отмирания определённых видов деятельности.

Каких видов? Главное сокращение айтишных позиций происходит в двух местах: application maintenance and development (поддержка и развитие приложений) и infrastructure support (поддержка инфраструктуры).
Что это означает? Именно то, что вы только что услышали: происходит, во-первых, глобальное сворачивание разработок софта, во-вторых, «схлопывание» всей ИТ-отрасли.

Итак, пора подводить итоги. Крупный ИТ-бизнес сидит на колоссальных наличных деньгах, с которыми не знает, что делать. Причина незнания вовсе не психологической природы (жадность, недалекость ума и т. п.); она в объективном угасании отрасли, которая на наших глазах превращается из авангарда технологической мысли в замшелую, скучную рутину отработанных алгоритмов.

Управление сетями, модерирование, администрирование, развертывание программного обеспечения, обучение операторов рабочих мест и вся прочая былая экстраваганца ИТ сегодня превратилась в отработанное до автоматизма ремесло, для обслуживания которого и поддержания в нём жизни требуется минимальное число ремесленников. Продажи идут, деньги накапливаются, качественного развития — нуль, революционных открытий — нуль, лишь удвоения пикселей и гигагерцев). Как следствие — сворачивание НИОКР, радикальное сокращение штатов.

На наших глазах неприметно случилась банализация героя. Магия ИТ осталось в «Матрице» 15-летней свежести. Светлое будущее придётся искать в каком-то другом месте.

Сергей Голубицкий, computerra.ru