Яков Этингер

Спасенные в Холокосте

Как были спасены болгарские евреи

Одной из малоизвестных страниц Второй мировой войны является спасение болгарских евреев, решающую роль в котором сыграли влиятельные политические круги страны, руководители православной церкви и других конфессий, профсоюзные лидеры, деятели науки и искусства. Есть все основания считать, что спасению евреев активно способствовал и болгарский царь БорисIII.

Напомним, что Болгария освободилась от многовекового турецкого ига в результате победы России в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Кстати, мой прадед Григорий Соломонович Лифшиц, купец 1-ой гильдии во время войны занимался в качестве интенданта снабжением русской армии обмундированием и другими необходимыми в условиях войны вещами. Он был в дружеских отношениях с выдающимся генералом Михаилом Дмитриевичем Скобелевым, героем штурма турецкой крепости Плевны, поддерживал тесные связи и с другим крупным военачальником периода русско-турецкой войны - генералом Михаилом Ивановичем Драгомировым. Мой прадед за помощь, оказанную во время войны, был удостоен нескольких высших наград Российской империи.

После провозглашения независимости Болгарии тысячи евреев вступили в болгарскую армию. Несмотря на определенные антисемитские настроения, право евреев служить в армии и даже обучаться в офицерских школах не ограничивалось. 5 тысяч евреев сражались в болгарской армии во время Балканской войны 1912-1913 гг. Довольно большое число евреев достигло высоких чинов во время Первой мировой войны (и лишь в 1940 году, когда Болгария заключила союз с нацистской Германией, все евреи были уволены из болгарской армии и организованы в рабочие отряды. Многие из них впоследствии попали в концлагеря, но немалому числу удалось присоединиться к партизанам).

Берлинский конгресс 1878 года, созванный после окончания русско-турецкой войны, обязал балканские страны предоставить равноправие евреям. Однако антисемитские настроения в Болгарии были достаточно сильны, причем антиеврейские меры осуществлялись окольным путем посредством издания тайных инструкций. Тем не менее, в течение длительного времени положение болгарских евреев было относительно стабильным в социально-экономическом и политическом отношении. Накануне Второй мировой войны в стране проживало около 50 тысяч евреев. Положение стало меняться в конце 30-х годов, когда тогдашнее болгарское правительство во главе с профессором Богданом Филовым стало вовлекать Болгарию в орбиту политики нацистской Германии. Был принят "Закон о защите нации", носивший явно антисемитский характер.

По тайному договору между правительством Филова и Берлином в Болгарию во второй половине 1940 г. стали прибывать многочисленные германские отряды, которые под видом "туристов", техников и т.д. разместились в важнейших стратегических пунктах страны. 1 марта 1941 года Б.Филов подписал в Вене протокол о присоединении Болгарии к пакту трех держав (Германия, Италия, Япония) и одновременно дал согласие на ввод в Болгарию немецких войск. Использовав стратегическое положение Болгарии, Германия в апреле 1941 года напала с фронта и с тыла на Югославию и Грецию и сумела в короткий срок захватить их. В "благодарность" Берлин позволил Болгарии оккупировать захваченные еще до этого немецкими войсками часть Югославии - Македонию, а также греческую Западную Фракию. Тем самым Болгария позволяла Гитлеру высвободить войска, необходимые для нападения на СССР и приняла на себя функции нацистского жандарма на Балканах. Правительство Филова объявило в 1941 году войну Англии и США. Однако это правительство не рискнуло принять участие в агрессии Германии против СССР, оно хорошо понимало, что в среде широчайших масс населения Болгарии, в свое время освобожденной русской армией, продолжали жить в признательности и любви к России. Прогитлеровская политика болгарского правительства вызвала гнев и ненависть населения. Росло партизанское движение. В нем активно участвовали многие евреи. В подпольных организациях сражалось несколько сот человек; 150 из них погибло в боях. Среди бойцов сопротивления отличились командир партизанского отряда доктор Ш.Мезан и Л.Таджер, который поджег немецкий склад оружия.

Все это осложнило положение еврейского населения. Летом 1942 года София предоставила Германии свободу действий по отношению к евреям-гражданам Болгарии, проживавшим вне Болгарии, в странах, оккупированных нацистами. София согласилась выдать нацистам свыше 11 тысяч евреев из оккупированных ею югославской Македонии и греческой Фракии. В конце 1942 года Берлин усилил требования о проведении более жесткого антиеврейского курса. Жизнью болгарских граждан еврейского происхождения было решено пожертвовать ради достижения более "высокой цели" - уверить Гитлера в лояльности болгарского режима.

В самой Болгарии 22 августа 1942 года был создан "Комиссариат по еврейским вопросам", во главе с активистом болгарской фашистской организации "Ратник" Александром Белевым. Комиссариат сразу же приступил к работе. Для евреев был введен комендантский час - с 21 часа. До 10 часов утра им запрещалось делать покупки. В ряде городов они могли свободно выходить из дома только на два часа в сутки. В еврейских домах конфисковывали радиоприемники, телефоны, пишущие машинки. Евреям запретили заниматься интеллектуальным трудом. В банках были блокированы счета еврейских вкладчиков. Ночью группы фашиствующих молодчиков устраивали погромы и грабежи. Были введены знаки - шестиконечная звезда на лацкане верхней одежды, таблички "еврейское жилье" на дверях, а на зданиях общественных учреждений - "евреям вход воспрещен".

Оставалось исполнить последнюю, самую зловещую часть плана: отправить евреев в лагеря смерти. С этой целью в Софию прибыл личный представитель Гитлера гауптштурмфюрер Теодор Данеккер, чтобы осуществлять методичное руководство действиями Александра Белева в ходе операции. В тщательно подготовленных договорах была уточнена сумма, которую царское правительство обязалось уплатить Германии за освобождение страны от евреев. Правительство Болгарии 2 марта 1943 года утвердило соглашение об отправке первой партии евреев - 20 тысяч человек - в газовые камеры. И они уже фигурировали в отчетах гестапо.

Решение премьер-министра Филова отправить евреев в лагеря смерти вызвало бурю негодования в стране. Просочившиеся сведения о том, что готовится депортация евреев вызвали сопротивление даже в правительственном большинстве парламента. 17 марта 1943 года правительству была вручена петиция против депортации, подписанная вице-председателем парламента Димитром Пешевым и 42 депутатами. Премьер-министр Богдан Филов стал оказывать давление на депутатов, требуя от них снять свои подписи. Частично ему это удалось на заседании, проходившем 24 марта, депутаты вынуждены были вынести вотум недоверия правительству. Одновременно Народное собрание, несмотря на протесты немногочисленной оппозиции, освободило Пешева от обязанностей заместителя председателя. Но его акция достигла своей цели: подготовка к депортации евреев была приостановлена.

Пешев принадлежал к числу близких друзей и советников царя Бориса. Вот почему маловероятно, что Пешев пошел на такой шаг, не поставив в известность царя. Появление Пешева во дворце с протестом против готовящейся депортации дало царю аргумент, что значительная часть правящей верхушки выступает против депортации. Вот почему вероятно, акция Плешева была согласована с царем. И это хорошо понимали болгарские евреи. В 1996 году болгары, живущие в Израиле, в память о событиях 1943 года посадили в одном из живописных районов страны "Лес болгарского народа" и установили на его территории памятник Димитру Пешеву, царю Борису III и его жене, представительнице итальянского королевского рода, царице Джулиане. Гитлеровцы разгадали маневры царя, стремившегося вывести свою страну из-под контроля Берлина.

Возвращаясь 28 августа 1943 года из ставки Гитлера, Борис скоропостижно скончался. Есть основания утверждать, что он был убит гитлеровцами. Что касается Димитра Пешева, то в конце 1944 года, он как видный деятель прошлого режима, по приговору прокоммунистического суда был осужден на 15 лет тюремного заключения. Его огромная роль в спасении евреев не была принята во внимание. После освобождения он уехал в Израиль, где был удостоен звания "Праведник мира".

Но не только Пешев и его сторонники выступили в защиту евреев. Болгарская православная церковь, католические священники, евангелистские пасторы, все служители христианского культа сыграли огромную роль в спасении евреев. Глава болгарской православной церкви софийский митрополит Стефан, узнав от председателя столичной еврейской общины о том, что "Комиссариатом по еврейским вопросам" уже подготовлены первые списки видных евреев, подлежащих высылке в гитлеровские лагеря смерти, открыто заявил: "Я укрою всех евреев в церквях и монастырях, но не выдам их на расправу". Он лично направил требование Филову с просьбой отменить аресты евреев в ряде городов страны. Митрополит также направил письмо царю, в котором писал: "Давайте не делать мерзостей, за которые когда-нибудь нашему добродушному народу придется испытывать стыд, а может быть и другие невзгоды". Митрополит дошел до угрозы, что сам сядет под домашний арест, коли арестованные евреи не будут освобождены. За это он был обвинен местными фашистскими организациями в "родоотступничестве и предательстве".

Другое высшее духовное лицо - пловдивский митрополит Кирилл, впоследствии болгарский патриарх, тоже обратился с посланием к царю. В письме ему он потребовал, чтобы тот немедленно отменил варварский приказ, в противном случае, заявлял даже митрополит, он не отвечает за действия народа и духовенства. По воспоминаниям очевидцев он предупредил местные полицейские власти, что заявил евреям одного из беднейших кварталов города: "Я предоставляю вам свой дом. Посмотрим, удастся ли им выдворить вас оттуда". А в письме к Филову заявил, что с крестом в руках пойдет в лагерь смерти в Польше впереди конвоя с евреями. Такая позиция была неслучайна. Еще 15 сентября 1940 года Священный Синод болгарской православной церкви принял декларацию протеста против "Комиссариата по еврейским вопросам", которую подписали заместители председателя Синода Видин Неофит и все тогдашние болгарские митрополиты - всего 7 высших иерархов православной церкви. Священный Синод протестовал также против запрещения "лицам еврейского происхождения" вступать в брак с христианами и крестить детей от этих браков.

Болгарская православная церковь своей бескомпромиссной позицией в отношении планов депортации евреев до конца оставалась непоколебимой и сыграла огромную роль в их спасении.

Протестовали и болгарские писатели. Было принято заявление протеста, в котором говорилось: "Мы крайне удивлены и даже смущены тем, что в Болгарии дело дошло до принятия "Закона о защите нации", на которую никто не нападал и которой никто не грозил. Мы считаем такой закон неприемлемым. В нашем законодательстве не должно быть закона, порабощающего хотя бы часть болгарских подданных, в противном случае в новейшую историю отечества будет вписана черная страница. В историческом прошлом болгарское племя преследовали и унижали. Наши отцы помнят постыдное иго. У нас еще не прошли, по выражению народного поэта, "синяки от бича, следы от страданий". Неужели и мы из чувства подражания должны вступать на опасный путь и перечеркнуть себя как свободный и культурный народ? Мы защищаем не то или иное меньшинство, а скорее доброе имя нашего народа в культурном мире и призываем тех, от кого это зависит, не допускать принятия подобного закона и тем самым не подорвать престиж страны и завоеванные традиции веротерпимости и человечности". (София, октябрь 1940 года).

Заявление подписали 22 крупнейших деятеля болгарской литературы, в том числе широко известные за пределами Болгарии писатели Елин Пелин, Людмил Стоянов, Элисавета Багряна:

С протестом выступили также и руководители профсоюзов, представители различных обществ и отдельные группы простых граждан. Так, в одном обращении к главе правительства подчеркивалось, что "Закон о защите наций" "лишает экономических и гражданских прав несколько десятков тысяч болгарских граждан-евреев, преданных отечеству, многие из которых пали на полях сражений в былые годы, готовых и сейчас проливать кровь за отечество".

Несмотря на решение царя отказаться от депортации евреев, действия местных нацистов, направленные против них, не прекращались. В Софии в то время проживало около 25 тысяч евреев.

Данеккер и Белев поспешили взять реванш. В изданном ими предписании говорилось о том, что к 30 сентября 1943 года "еврейский вопрос следует решить". Был составлен план, по которому каждый месяц намечалось вывозить из страны в лагеря смерти по 16 тысяч евреев. Им удалось отпечатать в государственной типографии повестку следующего содержания: "В трехдневный срок с момента получения настоящей повестки вам надлежит явиться в указанный пункт с ручным багажом не более 30 кг". В Софии операция намечалась на 24 мая 1943 года. О листовке стало известно населению города. Несмотря на полицейский контроль, рабочему типографии удалось вынести один экземпляр и передать его подпольщикам-коммунистам-евреям Исааку Франсезу и Фиделю Баруху. На следующий день на главных улицах болгарской столицы появились листовки с призывом к борьбе. В царский дворец сыпались протесты. Протестовали самые различные слои болгарского общества. Царь был в замешательстве. Полиция была приведена в состояние боевой готовности. Богдан Филов ужесточил меры поддержания порядка. Царь вынужден был покинуть Софию. Еврейское население готовилось оказать сопротивление. Большая группа евреев вступила на площади Возрождения в схватку с полицией. Было арестовано 450 человек. Аресты продолжались несколько дней. Для арестованных был создан специальный лагерь "Сомовит".

Массовые выступления евреев дали свои результаты. Победить евреев не удалось. Планы депортации оказались сорванными, но все евреи, проживавшие в Македонии и Фракии, были депортированы в лагеря смерти в Треблинку, где подавляющее большинство было уничтожено.

В конце мая 1943 года под сильнейшим нажимом Германии болгарское правительство приказало евреям Софии покинуть столицу. Этим дело и ограничилось. После смерти царя Бориса новое правительство во главе с Д.Божиловым пришло к выводу, что необходимо смягчить отношения к евреям с целью продемонстрировать державам антигитлеровской коалиции готовность Болгарии проводить более независимую политику. В декабре 1943 года выселенным из болгарской столицы евреям было разрешено по личным делам возвращаться в столицу на короткое время. В начале 1944 года небольшое число еврейских семейств получило разрешение выехать в Палестину. Правительство И.Багрянова, пришедшее к власти в мае 1944 года и начавшее переговоры с Англией и США с целью вывода Болгарии из состояния войны, отменило 22 августа 1944 года все антиеврейские законы и постановления. Вскоре после создания государства Израиль туда прибыло свыше 37 тысяч болгарских евреев. В 1973 году в стране проживало всего 7 000 евреев. Сейчас эта цифра гораздо меньше.

Важную роль в удержании Болгарии от ее вступления в войну против СССР сыграл советский посол в этой стране Александр Андреевич Лаврищев. Он в 1937 году окончил Московский институт истории, философии, литературы и искусства, который в советские времена имел репутацию относительно либерального высшего учебного заведения. В нем учились в то время многие студенты, ставшие со временем гордостью советской литературы.

С 1939 года А.А.Лаврищев работает в Наркомате иностранных дел СССР (МИД). Вскоре он был назначен 1-ым секретарем советского полпредства в Болгарии, а в 1940-1944 гг. - полпредом (послом) в этой стране. То, что Болгария не рискнула вступить в войну против СССР - важнейшая заслуга А.А.Лаврищева. За годы пребывания в Софии он установил тесные связи с руководством этой страны и сделал все возможное, чтобы удержать его от этого шага. Он неоднократно встречался с царем Борисом и убеждал его не делать этого самоубийственного шага. А когда нависла угроза депортации болгарских евреев, советский посол прямо заявил премьер-министру Богдану Филову, что такой шаг сделает Болгарию прямой соучастницей гитлеровских преступлений.

В 1965 году я был в кратковременной поездке в Болгарии. Как-то в автобусе я разговорился с пожилым болгарином, и в ходе беседы он рассказал мне, что советский посол не допустил военного участия Болгарии в войне против СССР. Мне запомнились его слова: "Вся Болгария знает об этом".

А.А.Лаврищев был участником Берлинской (1945 г.), Парижской (1946 г.) и других международных конференций, в конце 40-х гг. возглавил отдел балканских стран МИД СССР, а затем (1948-1954 гг.) был послом в Турции, а в 1954-1956 гг. послом в Демократической республике Вьетнам. С 1956 г. он работал в созданном в этом же году Институте мировой экономики и международных отношений Академии Наук СССР, возглавлял сектор внешней политики стран Азии и Африки. Из этого сектора вышли несколько известных ныне российских политологов, в том числе один из крупнейших отечественных специалистов по Латинской Америке доктор исторических наук Сергей Анастасович Микоян, сын А.И.Микояна.

Я работал несколько лет в этом секторе и за время работы в нем поближе узнал А.А.Лаврищева. Хотя он был весьма сдержан в разговорах, иногда он вспоминал свою работу в Болгарии. Я очень хорошо помню его рассказы о стремлении депортировать болгарских евреев и из его слов - а это был очень скромный человек, прошедший дипломатическую школу - мне стало ясно, что он сыграл в срыве этих стремлений важную роль.

В Болгарии не забыли о гитлеровских планах уничтожения евреев этой страны. 8-10 марта 2003 г. в крупнейших городах страны прошли трехдневные торжества, посвященные 60-летию спасения болгарских евреев в годы Второй мировой войны. В память об этих событиях была выпущена специальная медаль с изображением Димитра Пешева, шестиконечной звезды с надписью: "60-ая годовщина спасения болгарских евреев". Во всех школах Болгарии прошли "Уроки достоинства", посвященные этому событию. Димитру Пешеву и группе его сподвижников было присвоено звание почетных жителей нескольких болгарских городов. 10 марта было объявлено в Болгарии Днем памяти жертв Холокоста.

В течение нескольких десятилетий коммунистический режим Болгарии всячески замалчивал огромную роль, сыгранную болгарскими патриотами в спасении евреев. И лишь после падения в 1989 году этого режима стало известно, что если бы не эта роль, болгарские евреи оказались бы в числе жертв Холокоста. Сын царя Бориса Симеон Саксен-Кобургский является в настоящее время премьер-министром и сторонником тесных экономических и политических отношений между Болгарией и Россией.

Спасение десятков тысяч болгарских евреев - одна из ярких и замечательных страниц в истории этой балканской страны.

Я.Я.Этингер, доктор исторических наук, профессор, почетный член ряда зарубежных академий.