«АКАДЕМИЧЕСКИЕ СЕЗОНЫ» ОТКРЫЛИСЬ…

Не радует московская погода нынешней поздней осенью. Зато тем более приятно, что концертная жизнь города продолжает бить ключом, и глаза иногда «разбегаются» едва ли не буквально…

ГКА - презентацияТак, в Московском Доме Музыки 26 ноября одновременно происходило три знаменательных события: концерт под управлением блистательного В. Спивакова, джазовый вечер не менее маститых В. Гроховского  и С. Манукяна  и гала-концерт, открывающий «Академические сезоны» ГКА им.Маймонида 2013 – 2014 г.г., причём на афише последнего события, помимо анонсированных весьма редко исполняемых произведений (что само по себе интересно) значилась в первом отделении некая загадочная «Презентация Сидура», что сразу привлекло к себе внимание посланного редакцией репортёра от рубрики «Культура» с заданием принести «что-нибудь впечатляющее и на нашу тему».Будучи прекрасно осведомленным  о том, что «нашей теме» не чужды все три высокохудожественных мероприятия, наш обзреватель  всё же выбрал «Сезоны» как наиболее «сюрпризное» для газеты …

И не прогадал! Причём и как газетчик, и как зритель, и как слушатель, так как вечер был задуман новаторски и эксперимент оказался в высшей степени успешным…

Прежде всего, «Презентация Сидура» оказалась не представлением творчества всемирно известного скульптора (в презентации не нуждающегося), а  презентацией новоизданного сборника иудейских молитв – сидура (иврит). Согласитесь, что для открытия концертабенда это достаточно необычно! Причём книги-молитвенника, созданной в стенах Государственной Классической Академии им. Маймонида, — совершенно светского ВУЗа широкого профиля… Но главные сюрпризы только начинались!

Молитвенник, изданный Академией, будучи совершенно ортодоксальным по текстам, ритуалу  и структуре, в то же время «устроен» не совсем так, как аналоги. Предназначая  сидур для приобщения современной русскоязычной  молодёжи к вечным ценностям, а также для «…пробуждения роста интереса к истокам своего происхождения и приобщения к нашей великой многострадальной истории, культуре и родному языку» (из текста буклета-программы), — авторы  учли  (строго в пределах допустимого религиозной Традицией!) специфику  нашего противоречивого и непростого времени: недельный (не  годовой!) «экспресс»-цикл молитв, «минимум миниморум» поучений и инструкций, полную транслитерацию на принятом в современном Израиле диалекте и, главное, новый авторский перевод на современный литературный русский язык,  сделанный доктором философии, проф., академиком  Вероникой Ириной-Коган, — она же ректор-создатель Государственной Классической  Академии имени Маймонида.

ВероникаВ своём лаконичном, но замечательном по проникновенности, теплу и духу толерантности выступлении Вероника Ирина-Коган сумела  найти удивительно точную интонацию, поразительно раскрыв через  одно слово-аббревиатуру (Омэйн, Аминь, Омин – «Всесильный – Царь верный!») глубинные,  судьбоносные общность и сущность трёх мировых монотеистических авраамических религий,- общность, особо значимую для нашего многонационального Отечества.

Также на редкость к месту прозвучал высоко поэтичный авторский (проф. В.Ирина-Коган) перевод знаменитой песни «Йирушалаим шель захав»- «Золотой Иерусалим» (см. в конце публикации – прим.ред.), плавно и тонко «перестроивший» публику в зале на восприятие музыки, фантастически разнообразной  (от синагогальной, древнегрузинской и спиричуэлс  до симфонической, камерной и эстрадной: идишистско-европейской и иврито-ближневосточной) для общей программы, но удивительнейшим образом «сложившейся» в единый праздник Духа, красоты, мастерства и высокой человечности.

Невозможно в краткой заметке описать всё богатство впечатлений от блестящего концерта, в котором было всё –  замечательно звучавший мужской хор и солисты «Хасидской капеллы» (дирижер А. Цалюк, хормейстер М.Ашуров, солисты А.Цалюк, В.Крайтман, Н.Турский и Д.Брашовян), Симфонический оркестр ГКА им. Маймонида (худ.рук.и дирижёр В.Керн), блестяще, высокопрофессионально исполнивший позднюю симфоническую поэму С.В.Рахманинова (к 140-летию рождения композитора). Это сложнейшее произведение («Остров мёртвых») у многих на слуху, так как неоднократно исполнялось в России п/у выдающегося дирижёра Е. Светланова, но трактовка В.Керна была не менее убедительна и художественно совершенна, в большой мере благодаря профессиональной игре студентов-оркестрантов.

На редкость гармонично выглядел «путь» программы от трогательно-«воздушного» девичьего дуэта  («Йирушалаим шель захав») К.Коробковой и А.Сушковой-Ириной к великолепному по звучанию  и красочному по театральности (в молитвенном облачении)  и пластике выступлению кантора Московской Хоральной синагоги (ныне сотрудника Академии) ЯковаБара.

Восторг публики  неизменно вызывал выход на сцену солиста Большого Театра Леонида Бомштейна, замечательного артиста и певца с уникальным голосом.

Удивительно красивый тембр известного тенора Г.Бешитаишвили с аккомпанирующим «бурдоном» (в карталино-кахетинском «стиле», а ля октависты ) хором и заменившим, видимо, дудук (?!) саксофоном талантливого импровизатора А.Королёвой подарили неизъяснимое наслаждение слушателям, благодаря чудесной старинной музыке как наяву оказавшимся «В глубокой теснине Дарьяла, где роется Терек во мгле…», в тени горных вершин древне-юной Грузии, и перенесясь из времени Тбилиси во времена Мцхеты и тысячелетнего Светицховели…

ЯнкеликаНо кульминацией музыкальной  программы стало исполнение Интродукции и Аллегро для арфы, флейты, кларнета и струнного квартета Мориса Равеля, «постимпрессиониста» ХХ века с изысканным, капризно-страстным, «пряным» и одновременно остранённо-воздушным стилем,  в полной мере, совершенно блистательно воплощённом образцовой игрой великолепных музыкантов-художников –  проф. Янкелики Сушковой-Ириной (арфа), засл. арт. России Е.Петрова (кларнет),С.Ярошевского (флейта),засл.арт.России Г.Муржи (скрипка), М.Зингера (скрипка), засл. арт. России Ю.Тканова (альт) и М.Звонникова (виолончель).

Редко исполняемое произведение Равеля является по сути концертом для арфы с камерным ансамблем-оркестром и невозможно не отметить совершенство, утончённость и, в то же время, абсолютную ясность и точность воплощения формы, безукоризненную технику без единого мельчайшего «сбоя», отличавшие солирующую арфу, «ведшую» весь ансамбль. А ведь арфа – один из сложнейших инструментов, где между пальцами и струнами нет никаких «машинок», как в клавишных. Здесь слышно и видно ВСЁ – поэтому нужны феноменальная собранность и немалая физическая сила. Ярких арфистов можно счесть по пальцам… Исполнение маэстро Янкелики Сушковой-Ириной отличалось той редчайшей гармонией  звучания, пластики, красоты и единства художественного  «творения», что присущи лишь Мастерам…

konsonПри этом заметим, что проф. Янкелика Сушкова-Ирина (кстати, ректор Академии!) ещё и замечательно вела вместе с энергичным и видным деканом ф-та Мировой музыкальной культуры Григорием Консоном весь гала-концерт, органично излучая ауру любви, приязни, женственной красоты и обаяния, — словом, подлинно-творческой простоты   самого высокого  свойства!..   

Итак, «Академические сезоны» начались феерично! Нет сомнения в том, что продолжение будет не хуже. Дорогие читатели, мы будем анонсировать все начинания ГКА им. Маймонида, ибо  генерируемая ими энергия таланта, красоты и мастерства  должна быть доступна всем…

Команда МЕГ

«Йирушалаим шель захав»- «Золотой Иерусалим» 

(Наоми Шемер — 1967 год май. Первое исполнение — Шули Натан)

Горный воздух чист как вино!

Сосновый терпкий запах разносится в сумерках, под стон колоколов.

В  дрёме,  из дерева и  камня, закованный в свой сон  –

Стоит одиноко Город, а в сердце Его — Стена…

Иерушалаим  из  золота, меди и света !

Не правда ль,  — Я  скрипка для всех Твоих песен?

Ты помнишь  как высохли  твои колодцы,

Как опустела Базарная площадь,

И никто не ходил на Храмову гору, в  Ир-Атику*?

В горных пещерах  неистово выли  ветры,

И никто не направлял стопы  к  Ям а-Мейлах*,  

И на  Иерихонской дороге  молчали  трубы иерихонские…

Но сегодня  я  пришла воспеть Тебя, Иерушалаим!

Вернуть Тебе Твою Корону  из звуков и стихов!

Я — самый малый из Твоих детей,  — Поэтом стал последним,

И , — да пусть  Само Твоё Имя обожжёт мои губы

Как поцелуй серафима, — если  я забуду Тебя, Иерушалаим!

Иерушалаим! Ты — исконное золото,

И я вернусь  к твоим колодцам, на площади  и базары,

И зазвучит Шофар на Храмовой горе – в  Ир-Атике,

А в горных пещерах да засияют Тысячи Солнц!

И вновь мы спускаемся к Морю соли  – Ям а-Мейлах

По  Иерихонской дороге! Истошно рыдают иерихонские трубы.

Иерушалаим —  Ты из золота, меди и света,

 И я стала скрипкой  для всех Твоих песен,

ИЕРУШАЛАИМ!!!!!!!

* 1 Старый Город — прим. ред.

* 2 Мёртвое море — прим. ред.

Перевод на русский язык Вероники Ириной–Коган, 26 ноября 2013, г. Москва.